Open Close

В начале года, в нашей команде появились новые люди: Борис Пронякин и Федор Лысенко. От последнего и поступило предложение отправится в мае в приэльбрусье. Шла подготовка, магазины пустели, зарплата за зарплатой уходили на снаряжение. Соревнования в Денешах принудительно сократили нашу команду до 4 человек, а внезапная болезнь одного из участников поставила под вопрос все мероприятие. Но мы знали – надо ехать, горы ждут! Новый район, новая гора, новая высота. 

 

 

Здравствуй РФ!

И вот мы загрузились в вагон 26-го поезда Киев – Кисловодск и, помахав провожающим, укатили из надоевшей столицы. По приезду в Мин Воды нас встретил «Антуан» - так была кличка водилы, имя которого было выговорить для нас не возможно. Проехав Пятигорск, мы отправились в сторону Баксанской долины. Было еще чертовски рано, но, не смыкая глаз, несет службу российское ДАИ. Нашу машину останавливали 5 или 6 раз, и 3 из них - в Тырныаузе. Ментов интересовало все:

 Откуда? Зачем? Почему? Где сало? Когда мы вернем им газ? Шутки про хохлов сопровождали нас всю поездку. Ну что сказать, приятно почувствовать себя негром среди братьев славян.
 

ВЦСПС

 

Но все это терялось на фоне ледяных вершин, которые предстали нашему взору из утренней «Шхельды». Альплагерь был не обжитый, видно что только недавно тут сошел снег, но в самом доме было довольно уютно. Оставив палатку, мы вышли на прогулку в сторону «зеленой гостиницы». Шли не спеша, с остановками.

Было очень тепло – погода звенела. В этот день мы дошли до 3000м - до первых снежников на подъеме на перевал ВЦСПС. На спуске мною была сломана треккинговая палка, но благодаря смекалке и запасным деталям, все было налажено в тот же день.

Все шло по плану, и вот мы уже готовы выходить в сторону перевала с ночевкой с целью подняться на сам перевал и вершину Андрычы. Собираем штурмовые рюкзачки, 3 рюкзака на 4 человека. Многие вещи просто не влазят – ничего... Ранее утро – и мы в сопровождении нескольких групп тянемся вверх по уже знакомой тропе.

 

На подходах к 3000, Настя прыгает с камня на камень и подворачивает ногу (благо не сильно) и мы продолжаем движение. А вот и первый снег. Чего так тяжко? Снежник, который летом можно пробежать за 30 секунд, в мае пролазится на карачках за 10 минут, а если он чуть подлиннее, тут уже начинаются проблемы.Особенно тяжко давался снег Борису, который пытался провалиться так, что и головы не видно. Мы

alt

 продолжали упорно тропить вверх, скорость заметно снизилась, а перевала еще не было видно. Выходя на следующий гребень, мы заметили группу, которая двигалась за нами с грузовыми рюкзаками, один из них выкапывал другого лопатой… неприятное зрелище. Кроме досадного чувства насекомого, попавшего в варенье, майский снег также несет в себе большой запас холода, и, не смотря на теплый воздух и солнце, очень быстро можно замерзнуть.

 А тут на горизонте появились тучи, которые напоминали, что погода в горах не бывает стабильной. Все стало ясно, но мест под стоянки не было нигде. Вперед, вперед! Зароемся в снег, а утром продолжим. И вот мы вышли на ровный гребень покрытый снегом, я достал спальник и укутал отмерзающие ноги.

 

 

alt

Андрей отправился копать место под палатку. Мы не сильно спешили, не догадываясь еще какой будет ночь. GPS показывал 3500, и мы уже видели седловину перевала. Подтянулась Наська и Борис, я начал топить снег на примусах, укрывшись за скалой. А почувствовав, что ноги согрелись, стал помогать выкапывать место под палатку. И вот мы начали ставить тент. Уже разыгрался ветер, который грозил сдуть всех нас вместе с палаткой, дуги хрустели у нас в руках. И хотелось только укрыться от бешеных порывов. И вот когда стала последняя дуга, на улице находиться было уже не возможно и что-то подсказало просто спрятаться под только что установленное укрытие.

В дали я слышал крик Насти, и видел, как улетали наши вещи… через пол минуты было затишье, и к нам под тент залезла Наська: «Унесло коврик, ели поймала спальник!» Подстегиваем внутреннюю палатку. Ветер лупит с такой силой, что просто страшно. Борис, надевает на себя все штурмовую одежду, берет лопату и вылазит «посмотреть». Ветер немного стих, и мы пытаемся согреть немного воды. Через пару часов возвращается Борис, который все это время строил стенку. Все понимают, что при такой погоде – стенка это единственное наше спасение от ветра, который всякий раз грозит сломить часть дуг, которые остались целы. Следующим выходит Андрей, потом я. Выйдя из палатки, мне становится ясно, почему ветер «утих». Стена напоминает хорошую снежную крепость. Ну а за ней по прежнему несется воздух с мелкими крупинками снега, которые больно секут по лицу. Продолжаю строку, и довожу стену в высоту выше палатки.

 

alt

Довольный собой залажу в тамбур… И через пару секунд случается обвал (херовый из меня инженер), ветер еще усиливается (куда уже сильнее?) Температура падает, и большая часть стенки, на которую ушло столько здоровья заваливает палатку. Теперь выходим втроем. И долго, очень долго пытаемся

 восстановить стену, сопротивляясь изо всех сил стихии. Дуги к этому времени сломаны почти все, мы укрепляем их треккинговыми палками. Растягиваем все штурмовые оттяжки, делая их из бинтов и мусорных пакетов. Все прекрасно понимают, чем может грозить ночевка без палатки в таких условиях. Поэтому стенка у нас получается весьма неплохая. Все, спать – нет сил. А тут еще не спится из-за высоты. Но ничего, главное стоит наше убежище.
Утро. Погода не стала лучше. Дружно принято решение о немедленном спуске. И мы, с трудом откопав засыпанную доверху палатку, начинаем спуск. Ах, побыстрее бы выбраться из снега! А внизу май, а там чай и пиво, ах как хочется жить! Бредем вниз, и снова снег, который не дает прохода. Но мы быстро придумываем новые способы движения, мы катимся кубарем, ползем, едем на жопе. Борис даже отдельно тянул рюкзак – чтобы меньше проваливаться. На спуске нахожу свой, унесенный ветром, полар

alt

Встречаем группу москвичей. Они только снялись с бивака и медленно движутся вверх. Уверенные в себе, не хотят слушать о погоде сверху. Мы желаем им удачи, крутим пальцем у виска, и быстро-быстро вниз.
В «Джан-Тугане» отпаиваемся чаем. Уставшие и безразличные возвращаемся в «Шхельду». Снимаем 13-й номер (теперь у нас нет палатки) с горячей водой и устраиваем сушку вещей. На кухне сидит только приехавшая группа киевлян. Встречаю хорошо знакомых скалолазов из «Праны», которые выслушивают все эти ужасы про майский снег.
А теперь нам надо собраться, ведь впереди – Эльбрус. Все только начинается, а мы уже столько всего сломали:)

 

 

 

Гора по имени Алатир.


Отдохнув в Шхельде, и, так и не сделав регистрацию, что в дальнейшем увеселит наш выезд, мы выехали в сторону Азау. На дворе 2 мая, опять светит солнце. На канатке – огромные очереди лыжников и бордеров. Уже тут из толпы выделяются альпинисты. Вся публика разноцветная, красивая, как положено на курортах. И нас четверо с баулами и наевшихся чеснока. Доехали до кругозора, и поняли что такое очередь. Наверное, если бы не тяжеленные рюкзаки, то мы бы пешком быстрей дошли. Но нет, стоим. Все кричат, пытаются протолкнуться вперед. И всего через 2-3 часа мы попадаем на станцию МИР - 3500м. Гора залита солнцем – вот тебе и западная и восточная вершины, а вот – ратраки, готовые закинуть сразу на скалы Пастухова. Третья очередь на кресло, которое везет на «бочки». Хватит с нас очередей, идем пешком. По дороге встречаем Валеру Шувалова, который рассказывает о домике за 250 рублей выше приюта 11. Отлично! Все само собой складывается.

Но мы ночуем на «бочках». Сегодня выше 3800 не идем. И так тяжко. Ночевка выходит душевная, хоть и по 500руб с лица, зато тепло и уютно – поем песни на кухне, общаемся с интересными людьми. Погода весь день хорошая и портится только к вечеру. Наутро выходим до Приюта 11. Небольшой отрезок, который мы ползем около 2-х часов, дается не просто. Находим домик Валеры – не самое комфортное место, но привыкнуть можно. В этот же вечер доходим до скал Пастухова.

alt

Все чувствуют себя нормально, немного болит голова. По приходу знакомимся с астраханцами, которые живут вместе с нами. Отличные ребята. Так же с нами живет альпинист из Воронежа, который советует нам не откладывать и штурмовать вершину уже 5-6 числа вместе с ним. Но мы понимаем, что пока рано, и не спешим. Осваиваемся на 4200 – жить можно. На следующий день опять идем до скал Пастухова и выше, погода уже портится, становится холодно. Наверху Насте становится плохо и после не продолжительной истерики, мы отдаем ее на хранение в палатку к киевлянам. Они только пришли с горы, один неплохо поморозил ноги. Идем вверх, по вешкам, проходим «крутую» часть подъема. Кажется, что вот-вот мы выскочим на траверс «косая полка», но это обман. Время позднее и мы начинаем спуск. Это был крайний раз, когда мы видели гору. После спуска погода испоганилась настолько, что даже в туалет было страшно выходить. Ледяной ветер с обильными осадками не дал возможности идти на штурм никому. 5 мая мы спустились вниз на ратраке. От МИРа я поехал на блэйдах вниз, а группа, 

взяв мой рюкзак (за что ей огромная благодарность), спустилась на канатке. Ехать было очень здорово: не сложная трасса, куча свежего снега – и вот уже я на кругозоре. Спускаемся вниз, откуда мы едем на квартиру к Валерию – поселок Нейтрино кажется окраиной галактики. Накупаем пива и овощей, отмечаем спуск. Но вот что странно, противная тяжесть на душе – НЕ ВЗОШЛИ. Погода… Да, все списываем на погоду… Но мы знаем – еще есть возможность – поезд 8-го утром. Возможность мы использовали, но больше для самооправдания – сделали все что могли. Утром 6-го числа прыгаем в машину (оставив обгоревшую Настю на хозяйстве) и едем на Азау. Звоним на гору – погода вроде есть. Бегом прыгаем по очередям канатки, и вот мы снова в домике на 4200. Опять каждое движение требует дополнительных сил. Ложимся спать – вещей минимум, ночью планируем штурм. Лежим в сшивке из двух 0,5 кг дойтеров – не холодно. Но спать особо не удается. Все время туда-сюда ходят люди – все ждут погоды. Просыпаемся около 23:00 – нос на улицу, и сразу вывод – штурма не будет. Снега дохера + ветер. Понимаем напрасность своих действий. Черт, обидно! Теперь снова вниз, чувствуя себя жертвой коммерции, мы опять пробираемся по очередям канатных дорог. Мы уезжаем прямо перед приходом «окна». 8-го числа погода была и на верх поднялось много людей, но наш час еще не пришел, значит в другой раз. С новыми силами мы пойдем вверх по склонам славной горы «Алатир».

Смотреть фильм

alt